January 29th, 2012

Норм

ПУТИН НА ПСАРНЕ

Оригинал взят у mironovboris в ПУТИН НА ПСАРНЕ


Омерзительна встреча премьер-министра В. В. Путина с кемеровскими шахтёрами, но не из-за Путина. Путин что, он готов не только сладкоголосо чирикать, он готов голышом в пляс пуститься, лишь бы только власть не потерять, уж слишком выбор его куц: или власть удержать, или ответ держать за свои преступления, в том числе за разор угольной промышленности.
«В 90-ые годы некоторые деятели у нас в стране предлагали поставить на этой отрасли крест», - с невинной улыбкой пожурил Путин анонимных разрушителей, на фоне которых тут же предстал благодетелем, объявив о выделении трёх с половиной триллионов (!) рублей на развитие угольной промышленности.
Лукавит В. В. Путин, знает, кто разрушал отрасль, кто мощнейшие угледобывающие гиганты  «Прокопьевскуголь»,  «Кузнецкуголь», «Междуреченскуголь», и долог ещё этот жуткий список, отдал иностранцам, - непотопляемый, вечно Путиным хранимый А. Б. Чубайс. На затопление, засыпку, заливку бетоном шахт А. Б. Чубайс, бывший тогда первым заместителем Председателя Правительства, взял иностранный кредит в миллиард (!) долларов. Но не из-за любви к Чубайсу промолчал Путин, свою шкуру спасает. Кем был В. В. Путин, когда Чубайс уничтожал угледобычу? Возглавлял Главное контрольное управление Президента, руководил ФСБ, был премьер-министром, исполняющим обязанности Президента, Президентом, наконец. Не мог не знать о разрушении угольной отрасли. Обязан был знать. Свидетельствую: знал! В 2006 году я отправил В. В. Путину свою книгу «Чубайс – враг народа. Факты и документы» с просьбой возбудить против меня уголовное дело за клевету и дискредитацию А. Б. Чубайса, если в книге обнаружится хоть одна ошибка, а если нет, тогда надо заводить уголовное дело против А. Б. Чубайса. С тем же самым я обратился к Генеральному прокурору. Ни слуху, ни духу ни от того, ни от другого.
Вот что я писал тогда Президенту В. В. Путину: «По указанию Международного валютного фонда идеологи «реформ» во главе с Анатолием Чубайсом беспощадно затапливали «нерентабельные» шахты. Для борьбы с углепромом были взяты кредиты почти в миллиард долларов. Деньги пошли не на модернизацию отрасли, а на ее бездумное разрушение (Олег Спасский «Споткнулись на угле», «Российская Федерация сегодня», № 17, 2001). Началось вымерзание половины России, потому что на тысячи километров возрос подвоз угля. Железные дороги выдыхаются таскать на такие расстояния миллионы тонн угля. Из-за дальности перевозок бешено подскочила цена угля для потребителей. Замерзающее от нехватки угля Приморье никогда не знало отключений света и перебоев с подачей топлива, обходилось без угольных авралов, потому что в богатейших недрах края всегда хватало своего угля, причем хорошего  качества, которого даже в военные годы добывалось достаточно для нормальной жизни населения. Но несколько лет назад шахты были закрыты, краевой власти не удалось отстоять ни одной. Чубайс, выполнявший приказ Международного валютного фонда, был неумолим. Трагедия Приморья, других ныне замерзающих гигантских территорий России – еще одно свидетельство преступного исполнения Чубайсом чужих приказов, далеких от российских интересов.
В энергетическом балансе Советского Союза доля угля достигала почти 60 процентов, сейчас она упала до 13. Первый заместитель председателя Правительства Анатолий Чубайс лишил Углепром господдержки, объявил отрасль нерентабельной. Возглавив РАО «ЕЭС», Чубайс продолжил разрушение угольной отрасли «за ненадобностью». Используя свое влияние на руководителей государства, он добился поставок на электростанции неограниченного количества газа по баснословно дешевым ценам. Уголь стал крайне невыгодным, естественно упали и инвестиции в его добычу. 65 процентов электроэнергии вырабатывается на «газовых печах». Доля угля – около 17-18 процентов. Разрушена вся инфраструктура теплоэнергетики. Чубайс поставил под угрозу энергетическую безопасность страны.
В самой богатой углем стране мира все острее проявляется его дефицит. Нехватка угля в отопительный период по стране колеблется от пяти до двух миллионов (!) тонн. Пока выручает Кузбасс, быстро наращивающий добычу, но и расплачивается за это десятками жизней шахтеров, гибнущих то в завалах, то от взрывов метана. «Реформаторы» во главе с Чубайсом уже подают успехи кузбассцев в росте добычи угля как результат реструктуризации углепрома. Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев называет подобные утверждения цинизмом» (Борис Миронов «Чубайс – враг народа», М., 2006).
Почти миллиард заёмных долларов, их же надо ещё с процентами вернуть!, грохнули Путин с Чубайсом, на то, чтобы затопить, засыпать, заглушить шахты. Не только дикими материальными потерями мерится это преступление. Много шахт уничтожено, на оставшихся, перешедших в частные руки, началась хищническая добыча угля с жесточайшей эксплуатацией шахтёров с многочисленными катастрофами и жертвами. Но на встрече с Путиным ни один из шахтёров даже не заикнулся о соучастии Путина в убийстве шахтного дела и своих товарищей. Ни один! Шеститысячная шахтёрская толпа визжала от счастья лицезреть своего благодетеля. Путину даже не пришлось прибегнуть к домашней заготовке встречи, памятуя И.А. Крылова: «Друзья! К чему весь этот шум? Я, ваш старинный сват и кум, пришел мириться к вам совсем не ради ссоры. Забудем прошлое!..». Про «волчью натуру» Путина никто не вспомнил, как и про мудрый обычай с такими «иначе не делать мировой, как снявши шкуру с них долой».
Ликуй, шахтёр! Тебя ограбили, у тебя отобрали шахту, взяли чужеземный заём, чтобы убить твою шахту-кормилицу и твоими же деньгами расплатились с процентами за этот заём, теперь берут твои же триллионы, твоим трудом заработанные, чтобы шахту восстановить, только теперь она уже не твоя, а тот, кому она досталась, эксплуатирует тебя нещадно. Ты же счастливо приветствуешь того, кто это сделал, - к изумлению и стыду оставшегося ещё на Руси честного и совестливого люда.